Анна Винтур — снежная королева в мире моды

Инновации попали на неблагодатную почву, но Винтур от этого только выиграла. Встряхнув House & Garden, она доказала, что способна вдохнуть новую жизнь в журнал, который нуждался в этом более всего. В 1988 Грейс Мирабелла была смещена с поста главного редактора американского VOGUE, на пьедестал победно взошла Анна Винтур.

Революция VOGUE началась с основательной «подтяжки» лица: ряды однотипных блондинок потеснили новые героини — Шерил Тиггс, Пэтти Хэнсен, Ким Алексис. В фокус стали брать непосредственно тело модели, а традиционные для глянцевых обложек студийные фотографии были фактически вытеснены съёмками al fresco. Дебютную обложку Винтур украсила 19-летняя израильская модель в потёртых джинсах за 50 долларов и в топе Christian Lacroix, расшитом драгоценными камнями.

Винтур ломала стереотипы один за другим. Доказав, что мода — это не что иное, как игра, она установила свои правила и заставила весь fashion-мир следовать им.

МОДНЫЕ ВОЙНЫ

Многие модные журналисты отказываются брать в руки ручку, пока она не начнет писать, без нее показы просто не начинают. Или даже заканчивают раньше — в прошлом году она на три дня сократила Парижскую Неделю моды, потому что не хотела задерживаться в Париже слишком долго; в результате показы начинались в 8.45 утра и проходили по 13 штук в день.

На неделях моды есть своя иерархия: на вершине — главные редакторы модных журналов, среди которых Vogue — номер один, потом байеры, потом стилисты, а журналисты — увы и ах! — на последнем месте. Винтур выгодно отличается от них уже тем, что редко носит черное (не считая очков от Chanel); белый, бежевый, замша, меховые горжетки, за которые ее так ненавидит РЕТА , и бесконечная Prada, за которую ее так любят все прочитавшие «Дьявол носит Prada». С этой «прадой» вышла дурацкая история — Анна оказалась всего лишь на расстоянии трех стульев от никому неизвестной барышни, сидевшей в точно такой же, как у нее, золотой парчовой юбке от Prada. На следующий день госпожа главный редактор заявилась в точно такой же комплектации — золотая юбка и бежевый кардиган, мол, я не ошиблась, когда надела Prada, я всегда ее надеваю, а вы? Она сумеет найти из критической ситуации такой выход, какой простая смертная придумает уже дома, после шестичасового разговора с подругой, а может, и не придумает никогда. По иронии судьбы в 2005 непреклонная редакторша и отверженная поп-дива JLo оказались по одну сторону баррикад, став объектами нападок со стороны защитников животных. Дженнифер Лопес расплачивается за свою новую линию одежды Sweetface, в которой используется натуральный мех. А Анна Винтур — за одержимость «мягким золотом», активную его пропаганду и отказ публиковать даже оплаченную анти-меховую рекламу. В знак протеста зверозащитники неоднократно атаковали Винтур сливочными тортами и тиражировали её фотографии под слоганом — «Мех носят прекрасные животные и уродливые люди!». Не известно, как вела себя J.Lo, но Винтур плевать хотела на подобные провокации. «Носите больше меха!» — заявила она, вытирая с лица торт. Очередное «покушение» состоялось прямо на показе Chanel.

А когда в ресторане активисты по борьбе за права животных вывалили ей на тарелку мертвого енота, она холодно попросила официанта убрать тарелку с посторонним предметом и продолжила трапезу.

ЖЕЛЕЗНЫЕ ПРАВИЛА

Отъявленный трудоголик с имперскими замашками, Винтур славится тем,. что за всю свою жизнь ни разу не отступила от установленного ею для себя режима. Ключевые слова — «не отступила». Право на режим имеет каждый, но не отступать? Она не пьет, не задерживается на вечеринке дольше 20 минут, ложится спать в 10 вечера, чтобы встать утром в 5.45. Чашка кофе, теннис, в 7.00 приходят визажисты, стилисты и парикмахеры — и начинается … Терпеть не может дамские сумочки, почти всегда носит тёмные очки от Chanel и каждую минуту своей жизни выглядит так, как будто собирается выступать перед многомиллионной аудиторией. Говорят, когда ей нужно сделать фотографию на паспорт, она приглашает Энн Лейбовиц или Давида Лашапеля.

В редакции она установила свод негласных правил. Никакой еды! Младшие сотрудники не должны заговаривать со старшими, пока к ним не обратятся. Один из сотрудников сдуру поприветствовал начальницу, когда столкнулся с ней в лифте, и получил персональный выговор от одного из ее личных ассистентов. Другой метался, не зная, как поступить, увидев, что шеф растянулась в коридоре, зацепившись шпилькой за ковер, и в итоге просто прошел мимо. Позже ему передали, что он поступил абсолютно правильно. Свита уверяет, что по незнанию люди истолковывают робость Анны как высокомерие. Не смешите. Vogue рассматривают как пансион благородных девиц для девушек из хо­ роших семей. «Wintour’s girls» априори стройные, миловидные и со вкусом одетые. Как-то Анна проговорилась журналисту, что не возьмет на работу толстую барышню, каким бы гениальным редактором она ни была, и не будет испытывать угрызений совести. «Для меня очень важно, чтобы люди, которые работают здесь, особенно в отделе моды, подавали себя таким образом, чтобы посторонние сразу понимали — они из Vogue».

Сама Винтур зарабатывает около миллиона долларов в год, не считая щедрых «чаевых»: 25 тыс. долларов — «паёк» на одежду, машина с шофером, бесплатные путешествия на все европейские показы, номер в Ritz. Каждое Рождество отдел аксессуаров сходит с ума, подыскивая подарки для друзей, семьи и любимых рекламодателей Винтур. Точнее сходит с ума тот один, кого выбирают ответственным, а все остальные ему сочувствуют.

Читай продолжение на следующей странице

Анна Винтур — снежная королева в мире моды